Добропоезд истории успеха

Юлия Байгузова

Я родилась и выросла в городе Саратов. Моя семья жила около леса, в шаговой доступности было порядка 5-6 секций по лыжным гонкам и биатлону. В городе почти все ребята занимались лыжным спортом. У меня спортивная семья: родители — мастера спорта по биатлону, хотя сейчас их работа никак не связана с этим. Брат, старше меня на 4.5 года – мастер спорта по триатлону. В 7 лет я выбрала биатлон и начала им заниматься.

Когда мне было 10 лет, родители заметили характерные симптомы — снижение веса, потеря аппетита, повышенная жажда. Мы решили самостоятельно обратиться в поликлинику, я сдала тесты, и врачи подтвердили высокое содержание сахара в крови. Потом меня положили в больницу – и так в 10 лет я узнала о своём диагнозе (сахарный диабет). Для родителей известие о моём заболевании стало шоком, потому что я всегда была здоровее брата, легче переносила болезни, не знала проблем с простудами. Близкие очень переживали за меня, но нашли в себе силы не ограничивать мою социальную жизнь, включая занятие спортом и школу. Семья помогла мне прийти к позитивному настрою, и я думаю, во многом благодаря поддержке близких и состоялась моя успешная спортивная карьера.

Когда люди узнают, что больны сахарным диабетом, они прислушиваются к каждому слову лечащего врача. Очень важно попасть к врачу, который объяснит, что сахарный диабет — это образ жизни. Что мы не должны запрещать себе заниматься любимыми делами, не обязаны себя ограничивать. К сожалению, так происходит не всегда, и многие люди, услышав мнение врачей о том, что на полноценной жизни с таким диагнозом можно поставить крест, впадают в депрессию, переживают приступы социопатии. Если внушить человеку, что он болен и его жизнь теперь подчиняется диабету, так оно и будет. Но если «разрешить человеку жить дальше», он будет к этому стремиться. Я не испытывала внешнего давления со стороны общества, у меня не было особенно острых глубинных переживаний, с которыми сталкиваются процентов 70-80 диабетиков. Конечно, многое в личном отношении к диабету определяет твоё окружение. Мне очень повезло с лечащим врачом, Натальей Юрьевной Филиной, которая поддержала меня и объяснила, что жизнь с диабетом имеет свои нюансы, но я могу жить как обычный ребёнок: ходить в школу, заниматься спортом. Удивительная история: за месяц до того, как я узнала свой диагноз, она переехала в мой подъезд. Естественно, мы очень плотно общались, и Наталья Юрьевна всегда приходила на помощь и оказывала поддержку. Я пролежала в больнице порядка двух недель. Но вернувшись домой, я вернулась и к нормальной жизни.

Когда мне было уже 18 лет, и я впервые легла во взрослую больницу, я столкнулась с другим отношением к своему заболеванию. Говорили, что занятия спортом мне противопоказаны, объясняли, что у меня неправильная диета. Что диабет – это заболевание, у которого придётся идти на поводу. Я задумалась, насколько важны первые рекомендации, которые ты слышишь, когда узнаёшь, что болен. Если бы мне в 10 лет сказали что-то подобное, едва ли у меня получилось бы достичь всего, чего мне удалось достичь. Пожалуй, я бы не ходила в школу и оставила бы спорт. К сожалению, в медицинском сообществе в вопросах диабета и сейчас нет единой позиции.

Мне повезло и со всеми тренерами, которые у меня были. Мой первый тренер по биатлону очень поддержал меня, когда я только заболела. Разрешил посещать тренировки, вёл себя со мной так, как я, наверное, и хотела: не выделял из группы, просто стал немного внимательней ко мне относиться. Он доверял мне, зная, что я очень ответственный человек. Подход первого тренера способствовал адаптации к спортивным реалиям с моим заболеванием. С другой стороны, я всегда стремилась к чему-то большему в спорте – мне хотелось реальных результатов, достижений, но когда у меня что-то не получалось, первый тренер часто говорил, что я занимаюсь в основном для себя, и это меня расстраивало и обижало, ведь я тратила всю свою энергию, прикладывала огромные усилия, чтобы не отличаться от остальных спортсменов.

Благодаря брату я пришла в зимний триатлон. Мы занимались у одного тренера, что было удобно: и родителям было спокойнее, что я под присмотром, а моя спортивная карьера пошла в гору. Несмотря на то, что у нового тренера не было опыта работы с диабетиками, мне очень подошла не только его методика тренировок, но и психологическая часть подготовки. Он прекрасно умел сфокусировать меня на правильную работу и, акцентируя внимание на моих сильных качествах, корректировать мой настрой. Брат же присутствовал на моих первых международных стартах. Мы жили вместе, он знал на практике, что значит диагноз «диабет», поэтому, конечно, в чём-то понимание моих особенностей у него было глубже, чем у тренера. В какие-то моменты, когда я сомневалась, я спрашивала его совета, и брат помогал мне объективно взглянуть на реальность.

До 17 лет я очень много тренировалась, больше, чем другие ребята. Не пропускала ни одной тренировки, но долго не могла показать результат. В том числе, это было связано и с болезнью. Иногда опускались руки, думала, что у меня диабет, и лучше я не смогу, но справиться с этим очень помогла мама. Прошедшая путь спортсменки, она всегда находила способ утешить меня, но с другой стороны, мама могла и поговорить жёстко. Сказать, что пора определиться с целями в жизни. И если я недовольна своим результатом, а хочу показывать достижения наравне со здоровыми спортсменами, тогда мне не нужно винить диабет во всех своих неудачах, нужно выяснить причину и идти дальше.

Параллельно спортивной карьере, я занималась своим образованием. Так получилось, что я закончила бакалавриат в Саратове и одновременно ушла из профессионального спорта, уже будучи чемпионкой Европы и серебряным призёром чемпионата Мира среди молодёжи до 23 лет. Моя дипломная работа была именно на тему сахарного диабета и физических нагрузок. И передо мной встал выбор, в каком направлении продолжать образование: либо пойти на любимый вид спорта, либо пойти на адаптивную физическую культуру. И я просто поняла, что у меня уже сформировалось отношение к людям, страдающим диабетом, и я не хочу, чтобы занятие спортом для них было адаптивным. Я считаю: нужно стремиться к тому, чтобы люди с диабетом занимались в обычных группах. Это, всё-таки, не то заболевание, которое сильно отличает нас от здоровых людей. Просто здесь требуется обучение и специфическая дисциплина, и тогда возможно заниматься спортом наравне со здоровыми людьми. И я с удовольствием взялась бы за такие занятия по окончании вуза.

Ещё со школы я хотела поступить в Национальный Государственный Университет имени П.Ф. Лесгафта. Но, наверное, не решалась в 17 лет переехать в Санкт-Петербург и начать полностью самостоятельную жизнь. Я поступила в магистратуру на кафедру зимних Олимпийских видов спорта. Сейчас я получаю образование на очном отделении и работаю в Центре Спорта Василеостровского района инструктором по работе с населением – веду занятия для обычных людей по беговым тренировкам, силовым тренировкам в зале, занимаюсь лыжной подготовкой.

Помимо этого, я выступаю с Добровольным Физкультурным Союзом на тему физической культуры и сахарного диабета. Принимала участие в Диаспартакиаде, поддерживая и мотивируя ребят, делясь с ними личным опытом. Прочитала им лекцию, в ходе которой наглядно показала, как готовлюсь к тренировкам, как контролирую уровень сахара, как слежу за своим питанием. Я считаю, что это очень важное мероприятие. Диаспартакиаду уже восьмой год делает классная, слаженная команда. В ней есть квалифицированные эндокринологи, вожатые-актеры и отзывчивые и внимательные организаторы. Дело в том, что у многих ребят наблюдается некоторая зажатость, и её удается преодолеть уже спустя несколько дней в такой профессиональной команде. Также большой плюс, что мероприятие проходит на Юге, в городе Сочи, и за десять дней ребята успевают не только пройти спортивную подготовку и получить важную для них информацию, но и как-то социализироваться, чему способствует внеучебная деятельность Диаспартакиады – всё-таки это море, купание, пляж и много общения.

Пройдя обучение в школе диабета, я поняла, что всё в моих руках, и возврат к нормальной жизни возможен. Несмотря на то, что в школе и на тренировках все друзья и соперники знали, какое у меня заболевание, это не вызывало повышенного внимания. Когда я переехала в Петербург, я добилась определённых успехов на своей работе, не распространяясь о диагнозе. Я посещала различные форумы, вела большие группы, делала упражнение вместе с обычными людьми. И сейчас я стала задумываться, почему мы не любим говорить о диабете, избегаем этой темы в обществе. Недостаток знаний провоцирует неправильное отношение к диабетикам. Люди в массе испытывают к нам жалость, считают, что мы несчастны. И поэтому сейчас очень важно делиться положительным опытом жизни с диабетом. Показывать, что всё можно компенсировать. Что диабет — не преграда для того, чтобы жить полноценной жизнью. К сожалению, для того, чтобы изменить общественные представления, сегодня необходимо проделать огромную работу.